Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


И прости нам долги наши... Финансовый кризис и растущие долги. Как бороться с проблемными долгами?

Конфликты, связанные с возвратом долгов, были всегда. Более того, люди и организации, которые могут не заплатить вовремя по своим долгам и не соблюдать данные обязательства, будут встречаться, пока существуют товарно-денежные отношения. До недавнего времени большинство методов воздействия на таких должников основывалось на обоюдном желании «договориться по-хорошему», тем более что рост продаж считался важнее вопросов возвращения долгов. В результате, достаточный для решения подобных задач опыт в полном объеме так и не сформировался.

При сегодняшнем непростом состоянии экономики противостояние кредиторов и так называемых недобросовестных должников все более обостряется. А когда верх берут эмоции, мягкие и деликатные меры взыскания кажутся уже не такими эффективными, как всего полгода назад. Все чаще приходится слышать об актуальности уголовно-правовых и уголовно-процессуальных средств взыскания проблемных долгов.

Возврат долгов в условиях финансового кризиса становится буквально залогом выживания предприятия. С одной стороны, заемщики, покупатели, лизингополучатели и другие дебиторы, которые до кризиса были добросовестными плательщиками, теперь испытывают все больше трудностей, растет их просроченная задолженность, грозя уничтожить даже стабильный бизнес. С другой – в условиях острой нехватки ликвидности банки и предприятия гораздо больше внимания обращают на любые источники денежных средств, в том числе на долги контрагентов. Взыскание, и даже «выбивание» долга становятся актуальными, как никогда.

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА:

Светлана Трапезникова,
ООО «Элемент Лизинг»

Дмитрий Митронин,
Челябинский филиал
АО «Халык‑Лизинг»

Елена Бизяева,
ООО «Лизинг-Трейд»

Наталья Терещук,
Консультационный центр «Ютэк»

Оксана Коновалова,
ОАО «Росдорлизинг-Урал»

Михаил Орлов,
Консалтинговая группа «Партнер»

Татьяна Логинова,
Консалтинговая группа «Партнер»

Алевтина Белешова,
Консалтинговая группа «Партнер»

Любовь Чудинова,
ООО «Бизнес-Ключ»

Лидия Деева,
Фабрика авторских интерьеров
«Монбельер»

Игорь Яковлев,
Челябинское областное отделение
«ОПОРА России»

Владимир Брижанин,
Челябинское областное отделение
«ОПОРА России»
Вопросы, связанные с проблемами задолженности, стали предметом обсуждения дискуссионного круглого стола «Финансовый кризис и растущие долги. Как бороться с проблемными долгами?», организованного журналом «Бизнес-Ключ» и Консалтинговой группой «Партнер». Представители лизинговых предприятий, корпоративного бизнеса, а также общественной организации «ОПОРА России» собрались 24 декабря в конференц-зале Министерства экономического развития Челябинской области, чтобы попробовать найти комплексное решение, которое устроило бы сегодня все стороны обострившегося противостояния «кредитор–должник».

Разговор получился непростым, как и сама обсуждаемая тема, в которой пересекается слишком много интересов. Вот лишь некоторые выступления участников круглого стола.

Любовь Чудинова:
Начать я бы хотела с несколько неожиданного момента. Неплатежи – это ведь и вопрос морали. Если несколько месяцев назад не платить по долгам считалось непорядочным – это был вопрос прибыли и убытков предприятия, то сегодня это вопрос выживания, и не заплатить вовремя уже считается нормой, потому что если предприятие выжило, не заплатив сегодня, то завтра оно ведь может рассчитаться, так как все еще существует. В связи с этим есть большой соблазн для бизнеса взять на вооружение формулу «кризис все спишет». Но ведь есть и другая сторона – те, кому должны. Им также необходимо сохранять рабочие места и сам бизнес, поэтому деньги им нужны здесь и сейчас. Поэтому нам так важно сегодня понять, где находится выход из этого замкнутого круга.

Алевтина Белешова:
Проблемная задолженность существовала всегда. Все мы, так или иначе, имели дело с проблемными долгами, но сегодня эта проблема приобретает гораздо более острое значение, когда один отдал – и потерял бизнес, другой не получил – и тоже потерпел крах. Поэтому вопрос морали, о котором говорила Любовь Васильевна, действительно изменился. С другой стороны, мне кажется, что сегодня идет рост недобросовестных должников, тех, кто пользуется кризисом. Как говорится, «кому война, а кому мать родна». Поэтому инструменты борьбы с должниками должны стать иными, по сравнению с теми, что мы использовали «вчера». Задача нашей встречи и состоит в том, чтобы если не найти новые инструменты, то предложить новые акценты для уже используемых способов работы с долгами как предприятий, так и финансово-кредитных учреждений.

Татьяна Логинова:
Основная причина кризиса сегодня – острая проблема ликвидности. Банки не выдают кредиты не потому, что стали плохо относиться к заемщикам, все дело в элементарной нехватке денег. Ведь банк, по сути, кредитная машина, и если он не выдает займы и не получает проценты, он просто не выживет. Так что, как только заемщики массово начинают говорить о своих проблемах и просить отсрочку, любой банкир может легко подсчитать, через сколько месяцев его банк «лопнет». В результате мы оказываемся перед дилеммой: кто выживет – банки или бизнес? Вообще, если раньше шла конкуренция за долю рынка, за клиента, то сегодня речь идет о жизни и смерти бизнеса...

Дмитрий Митронин:
Не совсем согласен. Во-первых, есть крупные банки, в том числе и лизинговые компании, федерального уровня, у которых деньги есть и будут. Сюда же можно отнести и крупные региональные банки. Просто пока им непонятен тренд российской и мировой экономики, непонятно кому и на какие цели можно давать деньги. В итоге, они продолжают финансирование только тех клиентов, в которых уверены. В основном это клиенты, деятельность которых полностью законтрактована.

В «Халык-Лизинге», например, сложности есть. Существуют минимальные просрочки. Но в основном наши клиенты, почувствовав опасность, смогли вовремя диверсифицировать свой бизнес. С теми же должниками, которые все-таки появились, мы ведем переговоры и ищем компромиссные решения. Пока у нас нет ни одного прецедента изъятия или возврата техники, полученной в лизинг. А совет мой такой: кредитору и должнику важно работать в тесном контакте. Ни в коем случае нельзя пускать дело на самотек. Необходимо встречаться, говорить о своих трудностях и предлагать свои варианты решения. Если банк или лизинговая компания увидят, что предложенные пути реальны, они, безусловно, пойдут навстречу.

Оксана Коновалова:
Вопросы неплатежей, действительно, существовали всегда. В «Росдорлизинге» механизмы работы с ними давно отработаны. У нас есть специальный отдел финансового контроля. Если в течение 2–3-х дней отслеживается задержка лизингового платежа, то через 5 дней начинается официальная переписка, где мы в режиме диалога выясняем, что делать дальше. В долгосрочной перспективе это себя оправдывает.

Меры воздействия мы применяем разные, начиная от убеждения, переписки и личных встреч. Но когда не срабатывают такие достаточно аккуратные меры, дело может дойти и до предпретензионного этапа делопроизводства, потом претензионного, а затем и до суда.

Любовь Чудинова:
Вот о мерах воздействия я бы хотела сказать особо. По сути, речь идет о моральном и даже физическом давлении, которое оказывают кредиторы на должников. Большой вопрос, что здесь допустимо и что недопустимо? Многие кредиторы просто изводят людей своими звонками. Но наверняка возможно более грамотно работать с должниками, рассматривать другие пути решения. Не «хоронить» бизнес, а пойти навстречу, дать отсрочку, предоставить возможность гасить пока только проценты, без «тела» кредита, и т. д. Ведь сохранить бизнес – значит, сохранить себе клиента.

Татьяна Логинова:
В педагогике есть такое положение: самый демократичный вариант общения с детьми – это когда для них четко выстроены границы. Тогда можно быть либеральными и многое позволять. Точно так же, я считаю, должна строиться и работа с должниками. Если мы как кредиторы жестко держим границы, проявляем настойчивость и принципиальность, тогда мы можем договариваться. Но как только мы отпускаем контроль за ситуацией, ослабляем то самое «давление», уходит и повод для достижения договоренности. Конечно, здесь не должно быть перегибов, унижения и т. п., но постоянный контроль всегда должен быть. После этого договариваться существенно проще.

Далее. Банки – это зарегулированные организации, обязанные выполнять жесткие нормативы Центробанка. И как только клиент, ссылаясь на реалии сегодняшнего времени, просит пролонгировать кредит второй раз, банк, по нормативам ЦБ, вынужден резко увеличить свои резервы под этот кредит. Так что, банк далеко не всегда имеет право быть лояльным просто в силу существующего законодательства.

С другой стороны, банк очень четко понимает, что если он сейчас возьмет имущество должника под арест и выставит на продажу, то еще неизвестно, будет ли оно кому-то нужно, сколько банк за него выручит и что же делать с этим должником дальше? Поэтому, я думаю, к весне мы увидим большую лояльность банков по отношению к проблемным заемщикам. Вот только до весны необходимо еще дожить… Так что, в любом случае, пока не возникнет некоего партнерства, ситуация будет усугубляться.

Игорь Яковлев:
Полностью согласен с тем, что когда говорят, будто банки идут навстречу, – это не совсем так. Более того, говорить на каждом шагу о том, что банки могут и должны идти навстречу должнику, просто нельзя, потому что у малого бизнеса, у индивидуальных предпринимателей возникает впечатление, что с банком всегда можно договориться. А ему там конкретно скажут – неси деньги! Можешь принести не сегодня, а через неделю, но через неделю должен принести больше. Возможно, лизинговым компаниям полегче, они более гибкие, но, действительно, каждый банк сейчас настолько зарегулирован, что прежде чем предложить что-то клиенту должен несколько раз крепко подумать, чем это для него обернется.

Что касается идеи о партнерстве, то для этого необходимо создать некий альянс, например, на базе «ОПОРЫ России». Это должна быть некая общественная организация. Но это не будет законотворческий орган. Максимум, что будет в компетенции такого альянса, в который могут войти и консалтинговые, юридические компании, – это выдача рекомендаций.

Наталья Терещук:
Мы сейчас говорим об интересах должника, и когда говорим о примирении, имеем в виду «пусть кредитор меня поймет и войдет в мое положение», но примирение и медиаторство могут существовать только в ситуации, когда должник или заемщик поймет кредитора и будет идти на переговоры с этой позиции. Эта логика противоречит логике сегодняшнего дня, но именно в ней спасение. Иначе мы опять придем к тому, что, например, директора договариваются, а на следующий день все начинается сначала, потому что юристы привыкли «драться», они не привыкли решать вопросы миром, главное – победить. Так вот, надо переставать побеждать и начинать искать компромиссы, способы, как я, должник, могу помочь своему кредитору, не навредив себе. Тогда дебиторы тоже смогут помочь искать выход, а не «выбивать» долг.

Любовь Чудинова:
Тем не менее, такие вещи необходимо делать грамотно. Здесь нужны специалисты, которые понимают суть вопроса и умеют договариваться, а не побеждать любой ценой. Это могут быть отдельные структуры, например при банках, либо общественная организация, допустим, на базе антикризисного комитета, который существует в «ОПОРЕ России».

Конечно, нельзя забывать и том, что клиенты бывают разные: добросовестные и недобросовестные. И наверняка на добросовестных и недобросовестных клиентов меры воздействия разные. Если мы говорим о недобросовестном должнике, который может говорить о реструктуризации, но при этом потихонечку «выводить» активы, чтобы с него никогда и ничего уже нельзя было получить, то тут одни меры, а с добросовестным клиентом можно садиться за стол переговоров и смотреть, как можно реструктурировать ссуду, как помочь рассчитаться с долгами. Но этот процесс, насколько мне известно, нигде не прописан. Это категория, скорее, нравственная. А каковы же реальные инструменты?

Наталья Терещук:
Действительно, говоря о дебиторской задолженности и о кризисе, в который попали наши предприятия, мне кажется, мы очень узко рассматриваем этот вопрос. По сути, мы его свели к получению кредитов и их возврату-невозврату. Ведь современный кризис, в отличие от кризиса 1998 года, – кризис перепроизводства. Я могу выпускать свою продукцию, но не могу сбыть. И сколько бы кредитов я сейчас не взяла в банке, ситуация в моем бизнесе от этого не изменится. Необходимы другие пути решения.

Алевтина Белешова:
Инструменты в каждом конкретном случае разные, и они давно известны. Это и диверсификация бизнеса, и вывод активов, продажа бизнеса или его доли, продажа долгов, банкротство, рассрочки платежей и т. д. Но дело в том, что необходим посредник, медиатор, который может без эмоций разобраться в ситуации и подобрать нужный.

И здесь очень интересен и актуален законопроект «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)», который будет рассматриваться Госдумой в первом чтении уже в феврале. По этому законопроекту договор, который появляется в результате примирительной процедуры между двумя сторонами при участии посредника, получает статус мирового соглашения. Если этот закон будет принят, он может стать мощным инструментом для решения проблем задолженностей.

Итак, в ходе разговора, его участникам удалось уйти от эмоциональных оценок и выработать общее мнение, которое было решено закрепить в виде рекомендаций.


РЕКОМЕНДАЦИИ С ДИСКУССИОННОГО КРУГЛОГО СТОЛА
«Финансовый кризис и растущие долги.

Как бороться с проблемными долгами?»

Изменения, связанные с развитием мирового финансового кризиса, требуют пересмотра инструментов работы с проблемной задолженностью, а также изменения принципов использования таких инструментов.

Требуется переход от конфронтационной модели отношений между кредиторами и дебиторами к партнерской модели отношений.

Необходимо остерегаться проявления экстремистского поведения, понимая, что в результате его возможно только деструктивное развитие процесса, что, в конечном итоге, негативно отразится на инициаторе этих действий. В то же время любые проявления заведомо недобросовестного поведения должны жестко пресекаться.

Приоритетными инструментами работы с добросовестными дебиторами должны быть:
  • примирительные процедуры с участием посредника (медиации), направленные на достижение соглашения между сторонами и способствующие гармонизации социальных отношений и формированию этики делового оборота;
  • реструктуризация задолженности, учитывающая интересы как дебитора, так и кредитора.
Наряду с указанными инструментами могут применяться:
  • публичная продажа долгов;
  • взыскание долга в судебном порядке;
  • продажа бизнеса с целью его сохранения и привлечения инвестиций.
Исключительно государственное регулирование процессов, проистекающих во время финансового кризиса, недостаточно для скорейшего выхода из него. Необходимо понимать, что усилия каждого члена бизнес-среды должны быть направлены на создание благоприятной обстановки для общества в целом.


Все web-статьи
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта