Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


Архив


Александр КРЫЛОВ

Креативный класс: новая роль интеллигенции в экономике. Часть 2

Продолжение. Начало в №2 2008

В то время как роль интеллигенции в культуре регулярно рассматривается учеными разных направлений, то роль креативного класса в региональной экономике России практически не изучалась. Существующие публикации в своем большинстве говорят о проблеме в масштабах России, но опускают то положение, что реальное изменение возможно только с учетом развития регионов. Практически одновременно с публикацией книги Р. Флориды «Креативный класс» вышла в свет похожая книга британского исследователя Чарль­за Лэндри «Креативный город». Оба автора показывают, что развитие креативного класса имеет непосредственное значение для экономического развития городов и регионов. «Сами креативные профессионалы, в свою очередь, не просто концентрируются там, где требуется рабочая сила. Они живут там, где им нравится, и предпочитают центры творческой активности. Креативность всегда цвела пышным цветом в определенных местах – от классических Афин и Рима до Флоренции эпохи Медичи и елизаветинского Лондона вплоть до Гринвич-Виллидж и района залива Сан-Франциско. Как отметила давным-давно знаменитая урбанистка Джейн Джейкобс, успехом пользуются места многомерные и неоднородные: они не обслуживают какую-либо одну промышленность или единственную демографическую группу; их отличает обилие творческих стимулов и креативное взаимодействие. «В своей консультационной практике я часто объясняю ведущим политикам и бизнесменам, – пишет Р. Флорида, – что месту необходим человеческий климат, или креативный климат, наравне с благоприятными условиями для бизнеса. Такие города, как Сиэтл, Остин и Торонто, уловили многомерный характер данной трансформации и стремятся стать не просто центрами технических инноваций и высокотехнологической индустрии, а развитыми креативными сообществами». Причем у регионов по некоторым критериям существует больше возможностей для привлечения и развития креативного класса, чем у столиц и крупных метрополий. С одной стороны, Москва остается в России местом притяжения творческой интеллигенции, центром креативности, культуры, искусства. С другой стороны, Москва является самым дорогим городом России, а для иностранцев – вторым по величине цен городом в мире. Сами условия жизни в Мос­кве, с бесконечными пробками, неудовлетворительной экологией и прочими недостатками, не делают Москву особо благоприятным городом для жизни и творчества. В пользу Москвы говорит лишь высокая концентрация представителей креативного класса, существование некоторого креативного сообще­ства, а главное – отсутствие какой-либо конкуренции в российской провинции.

Такие знаменитые метрополии, как Париж, Лондон, Нью-Йорк, по мнению Р. Флориды и Ч. Лэндри, продолжают утрачивать интерес для креативного класса, а Дублин, Барселона и ряд других городов становятся все более привлекательными. В Европе одной из возрождающихся культурных столиц становится Берлин, что в немалой степени связано с относительно низкой стоимостью жизни в немецкой столице и политикой региона, направленной на поддержание свободы творчества, развития культуры и нетрадиционных форм самовыражения. Город Бремен, некогда процветающий посредством морской торговли, сегодня позиционирует себя то как город науки, то как культурную столицу, то как центр сосредоточения компьютерных фирм и технологий. Маркетинговая политика Бремена направлена в том числе на развитие и привлечение креативного класса, а сочетание хорошо развитой инфраструктуры, большого предложения в сфере культуры и искусства со средними для европейских городов территориальными масштабами делают город привлекательным для приезжающих специалистов. Данные действия сочетаются с концепцией Ч. Лэндри о трансформации классических экономических отношений и роли регионов, в которых развитие знаний и творческого потенциала территорий становится для регионов не просто элементом политики, но и фактором выживания.


Развитие знаний и творческого потенциала территорий становится для регионов не просто элементом политики, но и фактором выживания.


В публикации одного из российских деловых журналов американский эксперт Керк Уотсон отмечает, что важное место креативного класса в развитии экономики регионов связано с глобальными процессами, которые будут определять развитие бизнеса в XXI веке. «Когда-то структурной единицей была империя, но в прошлом веке могущество перешло к национальным государствам или сверхдержавам. В XXI веке мы не увидим ни империй, ни сверхдержав. Основой мировой экономики станет гораздо меньшая структурная единица – регион. Я называю регионом крупный город с населением более миллиона человек или ряд городов, образующих некий экономический коридор. Маленькие регионы могут обладать большей экономической властью, чем крупные, поскольку сегодня уже нет необходимо­сти в крупных материальных и человече­ских ресурсах. Мы можем круглосуточно контактировать с покупателями во всех регионах мира. Фактически, нажав кнопку на компьютере, вы получаете доступ в любую точку пространства. ­Второе ­изменение в экономике – переход от конкуренции фирм за рынки сбыта к конкуренции городов за творческих профессионалов. Они становятся главным ресурсом постиндустриальной эпохи».

Исследования последнего времени показывают значительное изменение роли культуры. Если раньше она являлась сугубо духовным фактором, то сегодня становится фактором экономическим. Ч. Лэндри отметил, что начиная с 80-х годов ХХ века экономика пошла рука об руку с культурой. В результате изменилась ментальность самих работников культуры. Если раньше они просили денег, поскольку культура самоценна и ее должно содержать, то теперь они говорят обратное и ищут, где они могли бы быть полезны для развития экономики, социальной сферы и решения городских проблем. Культура от пассивной, охранительной, защитной позиции перешла к позиции кооперации, сотрудничества и партнерства с другими, не принадлежащими сфере культуры институтами. Если раньше культура рассматривалась как затратная сфера, то теперь она стала ресурсом развития региона.

Публикация книг «Креативный класс» и «Креативный город» вызвала появление многочисленных восторженных статей, воспринимающих авторские концепции в качестве действенных рецептов по строительству нового общества. В то же время нужно учесть, что каждая из концепций лишь помогает систематизировать и понять проблемы, увидеть определенные перспективы. Работа с этими концепциями необходима в преломлении к особенностям отдельных регионов и с учетом анализа конкретной экономической ситуации. В названных публикациях справедливо показано, что креативный потенциал города является необходимым условием для привлечения в него успешных компаний и высококвалифицированных специалистов. Некоторые авторы забывают, что для большинства предприятий важнейшими являются такие экономические факторы, как стоимость рабочей силы, экономическая стабильность региона, уровень криминальности, развития ­инфраструктуры. ­­Появление и развитие новых идей, бесспорно, являются решающими для развития компании факторами. В то же время не менее решающими остаются факторы претворения этих идей в жизнь. В России с новыми идеями и новыми научными разработками не было особых проблем уже на протяжении достаточно длительного времени, однако проблемы с применением новых разработок остаются и сегодня. По сравнению с американским обществом, в России предпринимательская инициатива достаточно низка.

Появление нового вида экономики – «креативной экономики» (Business Week, 2000), выделение креативной инду­стрии (Джон Хокинс, 2001) и, наконец, вычленение особого креативного класса наглядно демонстрируют развитие определенных социально-экономических тенденций. Эти тенденции анализируются консалтинговыми компаниями, активно обсуждаются в деловых журналах, но пока редко рассматриваются наукой. В то же время практическая значимость выделения креативного класса сформулирована уже сейчас. Работа по созданию в городах и регионах креативного сообщества содействует укреплению человеческого потенциала, созданию культурной и туристической привлекательности территорий, развитию инфраструктуры, привлечению в регионы успешных предприятий и предпринимателей, привлечению инвестиций. Задачей бизнесменов и политиков в этом случае является умелое использование креативных ресурсов, выполнение особых программ в отношении региональной интеллигенции, по­зволяющих представить ее как особый, действенный и влияющий на региональную экономику класс.


Литература:
  1. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. – М., «Классика XXI», 2007 г., с. 22.
  2. Уотсон К. Традиционные отрасли экономики утратили самостоятельное значение // «Деловой квартал».  16.10.2006 г.


Все статьи этого номера


Архив по годам: 2006; 2007; 2008; 2009
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта