Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


Архив


Яков ДОРОЖКИН

Синдром менеджера. История лечения бизнесмена Игоря В. Часть 2

Окончание. Начало в № 8 2007

Аяхуаска
Я все-таки уговорил Игоря попробовать перейти Анды по моему любимому маршруту, южнее таинственного индейского города Мачу-Пикчу. Отвар аяхуаски (галлюциногенное шаманское средство) я взял с собой, потому что его приготовление отнимает много времени. Рано утром мы отправились на джипе в маленький индейский городок, оттуда доехали до поселка, где кончались автомобильные дороги. Далее в горы шла тропа, по которой можно было идти только пешком или ехать на лошади. Мы переночевали в палатке, а наутро наняли индейца с лошадью и пошли вперед. Кое-где тропа становилась такой узкой, что две лошади не могли на ней разойтись. Местами тропа оказывалась разрушенной ручьями, и тогда нам приходилось развьючивать лошадь и медленно перелезать по мокрым склонам, держась за траву и кусты. Меня так и подмывало спросить Игоря: «Как насчет психоаналитической беседы? Может, остановимся, побеседуем?»

К концу первого дня мы совсем промокли. Когда разложили палатки, переоделись и согрелись чаем, Игорь сказал:

– Я ожидал чего угодно, но не этого. Такой дикости я еще не видел.

Начало нашего похода не очень нравилось Игорю, и он этого не скрывал. Тем не менее на следующее утро мы двинулись в сторону перевала. Иногда мы шли рядом, обмениваясь впечатлениями или мыслями, иногда наша группа растягивалась на сотни метров. Перевал встретил нас мокрым снегом и ветром. Дождевики снаружи были мокрыми от тающего снега, а изнутри – от конденсата. На вершине перевала мы остановились на несколько минут, чтобы рассмотреть путь вниз. Игорь говорил мало, в его речи преобладал мат. Тема болезни, тоски, депрессии не упоминалась нами, будто этой проблемы не существовало. Единственное, что реально волновало наши умы, это как нам выжить. К вечеру мы спустились в долину, где не было снега. Поставили палатки возле поселка, но одежда была настолько мокрой, что сушить ее мы отправились к индейской хижине. Вслед за мной Игорь пролез в дверь высотой не больше метра и оказался внутри крошечного помещения. Женщина и двое мужчин сидели на расстеленных шкурах лицом к очагу. Дым от костра поднимался прямо в соломенную крышу, оттуда же, с крыши, свисали какие-то копченые кости и веревки. Индейцы пригласили нас сесть на шкуры рядом с ними. Запах гнили, сырости и немытых человеческих тел смешивался с запахом мочи, вяленого мяса и дыма. Я смотрел на лицо Игоря, ожидая увидеть выражение ужаса и отвращения. Но Игорь спокойно уселся поближе к огню и стал греть руки, будто всю жизнь только и делал, что ночевал с индейцами. В этих краях не все индейцы знают испанский, поэтому говорить приходилось на смеси испан­ского и языка жестов. Ботинки и мокрую одежду нам разрешили оставить в хижине над очагом, а ночевать мы решили все-таки в палатке. Перед сном у Игоря начался истерический смех.

– Я такого еще не видел, – начинал он, – чтобы вот так… – Игорь начинал хохотать, потом закашливался и замолкал. Но через минуту-другую начинал говорить и смеяться снова. Смех переключился и на меня. Так мы лежали в спальных мешках, в сотне километров от цивилизации, на заснеженном перевале, откуда в ясную погоду можно рассмотреть равнинные леса Бразилии, и хохотали. Просто лежали и содрогались от хохота, не выпив ни капли спиртного. Наутро мы проверили вещи и обувь. Оказалось, что они еще недостаточно просохли. Игорь предложил вернуться в Куско, а ту часть маршрута, которую не прошли, оплатить мне полностью, как будто мы ее прошли. Я не согласился с этим предложением и оказался прав.

Мы остались за перевалом еще на один день, а на следующий день начали спуск в джунгли. Утром снова выглянуло солнце, и перед нами раскинулись предгорья Анд. Это была панорама бескрайней горной страны, переходящая на горизонте в фиолетовую равнину. Наша дорога бежала все время вниз. В этот день мы спустились в зону субтропических лесов. Начинались места, где произрастает «лоза смерти», или аяхуаска. Считается, что лучшее место для приема аяхуаски – место ее произрастания. Поэтому первую процедуру аяхуаски мы назначили на эту ночь. Я не стал рассказывать Игорю о мирах, которые открывает человеку «лоза смерти». Мне было важно узнать, какие образы появятся сами из глубин его подсознания. Главное, что предстояло делать Игорю, – следить за всем, что будет происходить, и запоминать в мельчайших подробностях. Специально для церемонии мы соорудили большой навес под деревьями и перенесли туда коврики и спальные мешки. Перед навесом развели небольшой костер и стали ждать темноты. Когда солнце село, и чернота леса окружила нас, я налил Игорю раствор аяхуаски. Игорь выпил и через пятнадцать минут сказал, что действие началось. Он сказал, что костер размножился и стал вращаться по кругу, как колесо. Еще он сказал, что слышит повсюду очень громкий звук – то ли гул, то ли треск. Игорь описывал свои ощущения как неприятные. Все, что он видел, двигалось и давило на него, словно стараясь задавить, закрутить, уничтожить. Игорь сказал, что зря принял это ужасное средство. Он спрашивал, можно ли принять что-то, чтобы прекратить это страшное действие. Два раза его вырвало. Потом Игорь перестал комментировать происходящее. Он залез в спальный мешок и остался лежать лицом к тлеющему костру, то открывая, то закрывая глаза.

– Игорь, ты меня слышишь? – спросил я.

Через полминуты он ответил тихим голосом, что слышит, но ему трудно говорить. Я спросил, почему ему трудно говорить. После долгой паузы Игорь ответил, что вокруг него столько всяких образов, и все они что-то делают с ним, и ему нужно все время быть во внимании, чтобы контролировать ситуацию. Тогда я сказал:

– А что за образы вокруг тебя?

Игорь ответил, опять после долгой паузы, словно нехотя:

– О-о-о, тут столько всякого… Человечки.

– Какие человечки? – спросил я.

– Разные, – ответил Игорь, – в основном зеленые, плоские, с длинными носами, с перьями какими-то, похоже на индейские рисунки.

Периодически я просил Игоря комментировать его видения. Среди образов часто фигурировали геометрические фигуры, спирали, рисунки. Некоторые из них Игорь позже нарисовал в тетради. Как это случалось и с другими пациентами, Игорь нарисовал фигуры, повторяющие геоглифы пустыни Наска, что на юге Перу, где мы с ним еще не успели побывать. Общий фон переживаний оставался тяжелым, очень негативным. Существа, фигуры и явления по-прежнему старались уничтожить Игоря. Это был момент, очень удобный с точки зрения терапии. Я предложил Игорю перестать бороться с устрашающими объектами.

– Я попробую, – сказал Игорь, – но не обещаю, что смогу это долго выдерживать.

Я сказал, что именно это и надо стараться испытать. Переживание смерти крайне важно для лечения. Игорь замолчал. По незначительным движениям тела я видел, что Игорь переживает мощные внутренние процессы. В какой-то момент он застонал, и тело его стало выгибаться, как при агонии. Я подумал, что если бы не знал о полной безопасности аяхуаски, то мне было бы страшно смотреть на происходящее. Ужаса добавляли чернота ночи и доносящиеся отовсюду голоса животных и птиц, а также сознание того, что мы совершенно одни на краю света. Игорь застонал снова, дернулся и перевернулся на спину. Около часа он молчал. Но по незначительным движениям тела я видел, что внутренние процессы продолжаются. Я спросил, как он себя чувствует. Игорь ответил, что гораздо лучше. Уже нет того страха и ужаса, который давил вначале. Игорь сказал, что теперь некоторые переживания оказываются даже приятными. Через полчаса Игорь встал, чтобы сходить в туалет. Его сильно шатало, но он держался на ногах. Когда Игорь снова залез в спальный мешок, то заявил, что будет спать. Еще несколько раз за ночь я спрашивал его о самочувствии. Игорь не спал и каждый раз говорил мне, что все нормально. Я спрашивал о характере видений, и он отвечал, что видения теперь полностью подчиняются его собственной воле.

– Хочу посмотреть на жену, вижу жену во всех подробностях, – говорил он. – Вижу, с кем она мне изменяла десять лет назад. Хочу узнать про работу, вижу работу. Вижу даже конкретные решения по бизнесу. Что заказываю, то и вижу.

На этой стадии я оставил Игоря в покое и лег спать. Весь следующий день мы отдыхали. Сетью наловили в реке рыбу и сварили уху. Несколько часов Игорь описывал свои ночные переживания в зеленой тетради. На вопрос, как он себя чувствует, Игорь отвечал, что ощущает себя гораздо свободнее, чем раньше. В его описаниях настроения преобладало ощущение полной свободы, ощущение того, что растворились тяжелые оковы.

– С меня снялся груз, – сказал Игорь. – Мне теперь легче идти, и уже не так страшен этот лес, все наше путешествие. Я хоть и не знаю, чем все кончится, но почему-то уверен, что все будет хорошо. Страха нет.

Нам удалось провести курс аяхуаски, состоявший из шести процедур. Следующие процедуры происходили в разных местах Перу. Две процедуры мы провели с Игорем в конце нашего перехода, когда устали пробираться сквозь бесконечные джунгли и спустились по реке на плоту. Еще две процедуры мы провели в тропических лесах недалеко от границы с Бразилией, и одну на берегу Тихого океана, недалеко от пустыни Наска. Небольшое количество аяхуаски Игорь решил взять домой. Во время следующих процедур с аяхуаской у Игоря определилось несколько ключевых образов. Все они, так или иначе, давали новый взгляд на жизнь, служили приемами для борьбы с депрессией и отчаянием. Для доступного описания этих образов потребовалось бы немало времени.

Кроме пейота и аяхуаски я уговорил Игоря подвергнуться еще одной лечебной процедуре. Это настой, после которого температура тела повышается, и начинается невероятно сильное потоотделение. Смысл этой процедуры в том, что с потом из жировой ткани выгоняется огромное количество токсинов – обломков молекул алкоголя, наркотиков, всевозможных лекарств, которые мы принимали в течение жизни, токсичных веществ, которые оседают в организме без нашего ведома – радиация, токсины, содержащиеся в продуктах, воде, воздухе.

По возвращении в Москву мы встречались с Игорем, и он рассказывал, что перечитывает свою зеленую тетрадь и удивляется, как много мыслей, оказывается, способно родиться и поместиться в его голове. Когда я спрашивал Игоря о результатах нашей поездки, он выделял несколько главных положительных эффектов.

– Да, – говорил Игорь, – мне помогло ваше путешествие. Мне стало значительно лучше. Я чувствую себя моложе. Ощущение жизни и всего окружающего стало свежее. Но, пожалуй, главное слово, которое подходит, чтобы описать эффект, это легкость. У меня появилось более легкое отношение к жизни. Не легкомысленность, а именно легкость. Мне стало легче думать. Я прояснил для себя некоторые новые аспекты бытия. Я как-то вообще не задумывался о существовании таких аспектов раньше.

Кроме того, я пришел к решению некоторых чисто практических задач в своем бизнесе. Эти решения приходили во время приема аяхуаски. Не в первой стадии, когда «умираешь», а потом, через два, три часа. Вот это второе состояние мне больше понравилось. Возможно, я захочу еще поехать и испытать это состояние, когда появятся новые вопросы.

Изменился ли бизнесмен Игорь В. с моей точки зрения? Радикальной трансформации личности не произошло. Я не сказал бы, что после возвращения это стал совсем другой человек. Игорь остался бизнесменом, семьянином. Исчезла депрессия. Жизнь снова приобрела для Игоря смысл. Чего в нем стало меньше, так это постоянных вопросов «Что?  Когда? Сколько? Где гарантии?» и пр. Игорь стал более живым и менее механистичным. Таким образом, задача-минимум была решена успешно. Игорь В. преодолел духовный кризис и вернулся к радостному созерцанию той жизни, что предоставлена ему реальностью. Если же с ним произошло за время поездки что-то большее, то результат этого будет виден лишь с течением времени.


Все статьи этого номера


Архив по годам: 2006; 2007; 2008; 2009
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта