Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


Архив


Яков ДОРОЖКИН

Влияние среды на психику

Психические отклонения вроде синдрома менеджера происходят, в первую очередь, из-за сбоев «внутренней навигационной системы». Это такое суженное состояние сознания, когда достижение прибыли и работа воспринимаются как единственная существующая реальность. Когда не учитываются генетические, культурные, духовные составляющие бытия. В этой статье мы рассмотрим еще одну причину превращения человека мыслящего в биоробота.

Еще одна причина возникновения синдрома менеджера – долгое пребывание человека в «агрессивной» среде. Что такое агрессивная среда? Это любая среда, которая оказывает на объект, который в ней находится, повреждающее действие. Агрессивной средой для космической ракеты являются плотные слои атмосферы. При вхождении в них ракета разогревается от трения и может сгореть, если ее не защитить. Для корабля агрессивной средой является морская вода. Постепенно она разрушает металлическую обшивку. Если не защитить корабль от агрессии воды, корабль проржавеет и пойдет ко дну. Агрессивной средой для бизнесмена часто являются обстановка офиса, ландшафт мегаполиса, интенсивный и монотонный режим труда, а еще ближайшее окружение. Теперь подробнее. Как архитектура и интерьер могут влиять на человека?

Всем знакомы городские районы с безликой формальной архитектурой, чье пространство заполнено бетонными заборами, промышленными конструкциями, ангарами без окон и дверей, трубами и колючей проволокой. Долгое пребывание в такой среде рождает неосознанное чувство тоски, подавленности, безнадежности и механистичности жизни. Недаром в каждом мегаполисе мира есть места, особо любимые самоубийцами и маньяками. Это не случайно. Архитектура и ландшафт формируют человеческие эмоции; эмоции, в свою очередь, приобретают форму мыслей, а мысли рождают поступки. Архитектура и среда всегда активно использовались для воздействия на человеческую психику. Самый большой в мире храмовый комплекс Ангкор-Ват (Камбоджа) настраивал человека на видение мира в духе буддизма и индуизма. Храмовый комплекс Каджурахо (Индия) заставляет взглянуть на мир через сексуальность. Архитектура сталинского времени рождает в подсознании двойственные чувства. Это, с одной стороны, незыблемость, надежность, уверенность в том, что все идет как надо, а с другой стороны – ощущение себя песчинкой большой бури, сладостное принижение собственной роли, подчиненность большому процессу. Архитектура Третьего рейха напоминает сталинскую по воздействию на мозг, она подавляет психику даже сегодня, с экрана телевизора. Кубические здания, орлы, массивные колонны, квадратность и монолитная тяжесть по-прежнему вызывают мрачно-торжественное и в то же время гнетущее состояние духа. Иное состояние души возникает, когда попадаешь в пространство лагерных бараков, коридоры концлагерей. Пространство этих мест целенаправленно создано для подавления.


Агрессивной средой для бизнесмена часто являются обстановка офиса, ландшафт мегаполиса, интенсивный и монотонный режим труда, а еще ближайшее окружение.


Пространство офисов тоже по-своему управляет психикой людей. Несмотря на множество очевидных удобств, офисное пространство оказывает поражающее действие на личность. Из чего же складывается это поражающее воздей­ствие? Фактор первый – однообразность и искусственность интерьеров. Цель офисного пространства – объединить в помещении по возможности большее количество людей и затратить на это по возможности меньше средств. Отсюда повсеместное распространение ДСП, гипсокартона, ковролина, пластика, сайдинга. Искусственные материалы в строительстве и отделке чреваты невидимыми излучениями – химическими, радиоактивными, электромагнитными. О таких воздействиях говорят и пишут много. И, как это ни странно, вред этих воздей­ствий сильно преувеличен. Недооцененным оказывается другое воздействие офисного пространства – воздействие интерьера на бессознательное. Я говорю о низких потолках, комнатах, поделенных на множество секций, преобладании прямоугольных форм, о цветовом оформлении комнат и коридоров, их освещенности, звукоизоляции, наполненности деталями. Дело в том, что оформление большинства офисных и других деловых интерьеров представляет собой скопление прямых поверхностей, однородно окрашенных, матовых или блестящих, ярких или серых, но в массе своей формальных, безличных. Форма и цвет помещений дополняются люминесцентным освещением, звуками офисной техники и соответствующими техногенными запахами. Удар по подсознанию наносится с помощью самых мощных носителей чувственной информации – запахов, звуков, зрительных образов. Напомню, что человеку как виду не менее пяти миллионов лет, а возможно, и больше. Практически все время, что человек суще­ствует на Земле, эталоном безопасности и спокойствия для него были изогнутые формы природного цвета – сплетения кустов, листвы, полумрак нор, пещер, гнезд, что устраивались на крупных деревьях наподобие птичьих. Миллионы лет мы выживали как вид, не видя перед собой ни одной прямой поверхности, не считая поверхности воды и льда. Естественные укрытия, норы, сплетения ветвей, зеленые коридоры леса, овальная тьма пещеры – вот признаки безопасности. Миллионы лет уши наших предков настороженно прислушивались к шелесту, шипению в кустах, стрекоту: мы пытались определить на слух, представляет ли источник звука опасность или нет. То же самое касается запахов. Запахи сигнализировали о приближении лесного пожара или об активизации небесного электричества. Полагаю, что у наших предков было обострено и восприятие геомагнитных колебаний, наподобие того, как это сохранилось, например, у семейства кошачьих. Если принять, что хотя бы часть нашей древнейшей генетической памяти до сих пор работает, то очевидно, каким стрессом является для человека долгое пребывание в обычном офисе. Иными словами, пока менеджер день за днем слушает стрекот милых его сердцу аппаратов, неандерталец внутри него со всех сторон ожидает нападения змей и ядовитых пресмыкающихся. Незаметно тлеет процесс внутреннего конфликта.


Архитектура и ландшафт формируют человеческие эмоции, эмоции, в свою очередь, приобретают форму мыслей, а мысли рождают поступки. Архитектура и среда всегда активно использовались для воздействия на человеческую психику.

Как практически происходит вредное влияние? В подсознании человека накапливается внутреннее напряжение, копится желание сбежать или перейти в нападение. Возникает состояние стресса. Понятие стресса ввел в 1979 г. канадский врач и биолог Ганс Селье, и с тех пор понятие «стресс» стало обыденным. Но вопреки общему мнению оно означает не болезнь, а лишь мобилизацию сил. Уже вслед за длительным стрессом, в случае если он не разрешается, происходит явление дистресса. Дистресс – это уже патологическое явление. Оно проявляется «растерянностью» мозга. Психика истощена сигналами об опасности и не знает, что делать. Происходит буквальное энергетическое истощение психики. Нейрогормоны, обеспечивающие мозг питанием, не выполняют своей функции. Голодающий мозг вынужден перейти в «энергосберегающий» режим.

Подобно компьютеру, мозг отключает сложные механизмы реагирования и оставляет включенными лишь самые насущные функции – осуществление питания и сна. Иными словами, мозг на этом этапе перестает решать сложные задачи, он не справляется с многомерными абстрактными конструкциями. В психиатрии это называется «скатиться от романа к газете». Такая регрессия ума характерна для возрастных изменений психики, например, для состояний после инсульта.

Следующий важный фактор воздей­ствия на мозг – свет. Есть в мозге небольшой участок, который отвечает чуть ли не за все эмоции. Это зона, объединяющая гипофиз и гипоталамус. Гипоталамусу для нормальной работы нужен солнечный свет. Когда света не хватает, падает уровень серотонина (вещества, отвечающего за чувство эмоционального тонуса, настроения, жизнерадостности, смысла жизни, наполненности). Уровень серотонина падает, и от этого снижается общий энергетический потенциал мозга. Энергетический спад лежит в основе всех неврозов, всех депрессий и даже такого объемного многоуровневого заболевания, как шизофрения. Снижение энергетического потенциала мозга служит благоприятной средой для развития болезненных фантазий. Усталый мозг легко рождает и поддерживает химеры вроде идей преследования, существования заговора, сглаза. В итоге, энергетическое истощение может привести к полной подчиненности бредовым фантазиям, нелепым поступкам и даже к самоубийству.


Пространство офисов тоже по-своему управляет психикой людей. Несмотря на множество очевидных удобств, офисное пространство оказывает поражающее действие на личность.

Поддерживать должный уровень нейрогормонов способен не только живой солнечный свет, но и вид живого огня. Всполохи костра дают гипоталамо-гипофизарной системе больше, чем сотня самых ярких и дорогих люстр. Естественный свет питает мозг, дает ему энергию. Причина все та же – наша генетическая память. За миллионы лет состояние бодрости и радости в человеке увязалось с солнечным светом. Ясный день предполагает хорошую охоту. Ясный день предполагает безопасность от катаклизмов, бурь, штормов, ураганов, молний. Вид живого костра также подсознательно связан с чувством комфорта. Если есть огонь, значит, не страшны холод и хищники, значит, все будет хорошо. Важна также форма освещенности. Традиционный современный офис представляет собой квадратное помещение, залитое однородным светом. Можно ли найти в естественной среде что-то похожее? Разве что в пустыне или в снегах. Освещение, к которому мы привыкли, это игра света и тени. Чередование зон разной освещенности воспринимается подсознанием спокойнее, чем пространство, одинаково залитое светом. Поэтому маленькая комнатка с пятном солнечного света на полу предпочтительней для нашего подсознания, чем огромный зал со сверкающими белизной стенами и блестящими полами. Вспомните историю: обмороки были частым явлением на дворцовых балах.

Имея такой генетический багаж, непредусмотрительно заточать себя на долгое время в ровное квадратное помещение с электрическим светом и искусственными запахами. Что-то обязательно произойдет. Сбой случится рано или поздно. Не случайно для расшатывания психики спецслужбы использовали «музыкальные шкатулки» – замкнутые пространства с искусственными монотонными звуками.


В отсутствие подсознательной тревоги энергетический баланс мозга восстанавливается. Уравновешивается работа нейрогормонов, которые отвечают за чувство спокойствия, чувство тонуса, радости, удовлетворенности, полноты жизни.

Но было бы неправильно опираться на одно лишь генетическое наследие. Ведь человек продолжает развиваться. Психическая жизнь современного человека полна сложных абстрактных образов. Ассоциативный мир современного человека неизмеримо богаче неандертальского. Он дополнился знаниями о внутреннем устройстве вещей, знаниями о космосе. Поэтому влияние среды на психику превратилось в отдельную дисциплину. Помимо внешних, растительно-геологических форм в экологическую архитектуру внесены теперь образы космического пространства, образы микромира. Это своеобразное сочетание науки, философии, биологии и архитектуры. Направление родилось в конце XIX века под влиянием сразу многих философов, врачей, архитекторов, людей искусства. Множество выдающихся людей планеты тогда ставило задачи объединения боже­ственного и земного посредством искусства, архитектуры и педагогики. Родилось понятие антропософии и натурфилософии. Непосредственное отношение к этому процессу имели такие личности, как Анни Безант, Джидду Кришнамурти, Карл Юнг, Рудольф Штайнер, Максимилиан Волошин, Михаил Чехов, Андрей Белый. Из этой области знания родилась экологическая архитектура. Самым известным местом скопления «альтернативной» архитектуры является город Ауровиль в Индии, названный в честь великого мыслителя Шри Ауробиндо. Ауровиль как город представляет собой не просто архитектурное сооружение, а особый способ жить. Это особая форма общения людей между собой, где языком являются архитектура и среда. Сегодня в направлении экологической архитектуры работает множество архитекторов в разных странах мира. Как правило, результатом их работы становятся небольшие поселения, чем-то напоминающие ашрамы и маленькие монастыри. Такие места существуют в Африке, Швеции, Англии, Индии, Австралии. Автор этих строк надеется осуществить в ближайшем будущем строительство архитектурно-целебного поселения в джунглях Южной Америки, а именно на восточных склонах Анд, в верховьях реки Мадре де Диос (Перу). В нынешней России об экологической архитектуре знают, к сожалению, пока лишь специалисты. Как следствие – безрадостные ландшафты, заполненные замкоподобными коттеджами, чья задача лишь защитить хозяев от внешнего пространства.

Какое действие оказывает на психику человека «альтернативная» экологическая архитектура?


Настроение «заражает» так же легко, как бактерии. Эмоциональный настрой группы людей может передаваться другим людям, входящим с ними в контакт.


Хорошо известными примерами экологической архитектуры являются интерьеры старинных храмов, небольших монастырей, скитов, пустыней. «Правильно» построенный храм всегда «вписан» в природный ландшафт, словно продолжает художественную тему, начатую холмами, лесом, рекой. Косые лучи солнечного света, пронзающие полумрак часовни сверху вниз, наискосок, ведут с человеком личный разговор, и в этом мудром разговоре нет места эпохе, власти, политике. По этому же принципу построены восточные ашрамы. Задача этих небольших поселений в джунглях и горах – пробудить в человеке его собственный голос, показать, что высшие силы одинаково чутко слушают голос каждого земного человека, независимо от его положения в обществе или национальности. Так или иначе, вся духовная архитектура назначена будить в человеке собственный внутренний голос, заглушенный гулом повседневных бытовых забот. Когда вы приезжаете в «правильный» ашрам, то его расположение, ландшафт и внутренние постройки сами собой настраивают вашу психику на спокойствие и готовность к чудесам. В таких местах возникает ощущение остановки времени. Эпоха, прогресс, семья, бизнес, тревоги – все остается за воротами ашрама. Вокруг лес, горы, звуки джунглей, шум небольшого водопада – все как тысячу лет назад, ничто принципиально не изменилось. Ашрамы помогают вспомнить себя настоящего. В ашрамах у людей часто всплывают сами собой забытые чувства из глубокого детства – запахи, образы, ощущения, которые, казалось, забыты уже навсегда. Необычные сны, яркие и непохожие на то, что снится в обычной обстановке. Даже если просто пожить в ашраме какое-то время, не занимаясь медитацией или другими практиками, все равно происходит удивительный эффект. Выражается это в чувстве обновления. Словно бы стекло, сквозь которое вы смотрели на мир, протерли, и краски мира снова стали яркими и сочными. Дело в том, что в отсутствие подсознательной тревоги энергетический баланс мозга восстанавливается. Уравновешивается работа нейрогормонов, которые отвечают за чувство спокойствия, чувство тонуса, радости, удовлетворенности, полноты жизни. Напомню, что такими нейрогормонами являются, в первую очередь, серотонин и дофамин. Не только храмы, монастыри и ашрамы способны восстанавливать серотониновый баланс. Похожую природную обстановку можно найти в старых провинциальных городках по всему миру, в некоторых деревнях. Но все-таки ашрамы и другие поселения экологической архитектуры действуют на психику более целенаправленно и эффективно. И дело здесь в человеческом окружении.

Человеческая среда – это третий важнейший фактор, способный как вылечить психику, так и погубить ее. Не только гонорея и сифилис передаются при тесном контакте от одного человека к другому. Настроение «заражает» так же легко, как бактерии. Эмоциональный настрой группы людей может передаваться другим людям, входящим с ними в контакт. Наркоманская среда быстро делает из нормального человека больного. Точно так же курящая среда вербует в свои ряды миллионы людей. В ашрамах, пустынях, экологических поселениях собираются люди, нацеленные на общее – психическое исцеление, поиск радости жизни, поиск себя. Такое окружение создает чувство поддержки. Оказывается, что вы совсем не одиноки в своих поисках. Оказывается, параллельно вашей повседневной жизни существует другая жизнь. Так в ашраме формируется особая эмоциональная среда.

Едва ли можно радикально изменить пространство офисов, в которых приходится работать большинству бизнесменов и менеджеров разного уровня. Это дело будущего. Но кое-что можно сделать и в этой жизни. Например, трансформировать собственное жилище. Сделать так, чтобы оно служило «уютной пещерой», теплой норой, в которой всегда безопасно и спокойно. Чтобы узнать, как это сделать, нужно больше ездить по миру, отдавая предпочтение не пятизвездочным отелям, а Особым Местам. Местам, где обитает душа.


Все статьи этого номера


Архив по годам: 2006; 2007; 2008; 2009
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта