Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


Архив



Татьяна Усынина. Дом и институт для меня неразделимы


Когда я чего-то очень сильно желала, мне помогала вся Вселенная. И в самых тупиковых ситуациях мне все равно везло.
Татьяна Усынина, ректор и учредитель Челябинского Гуманитарного Института

Ученая степень – кандидат философских наук; член совета ректоров вузов Челябинской области; президент Челябинского инновационного центра гуманитарного образования; член Ассоциации женских колледжей США.

«Человек года-99» в конкурсе газеты «Вечерний Челябинск» и по Калининскому району; победитель Всероссийского конкурса «Женщина – директор года-2000»; член экспертного совета по образованию и науке при Законодательном собрании Челябинской области.

Хобби: президент клуба веселых и находчивых ЧГИ; вождение автомобиля; путешествия


Ис­то­рия зна­ет не­ма­ло при­ме­ров жен­щин-со­зи­да­тель­ниц. Фло­ренс Най­тин­гейл, Ко­ко Ша­нель, мать Те­ре­за, кня­ги­ня Оль­га, им­пе­рат­ри­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на... Ека­те­ри­ну Даш­ко­ву, ос­но­вав­шую в кон­це XVIII ве­ка Рос­сий­скую Ака­де­мию На­ук, зна­ет ка­ж­дый об­ра­зо­ван­ный рос­сия­нин. Ин­те­рес­но, ждет ли по­доб­ная сла­ва Тать­я­ну Усы­ни­ну, ос­но­вав­шую в кон­це XX ве­ка Че­ля­бин­ский Гу­ма­ни­тар­ный Ин­сти­тут? За всю Рос­сию го­во­рить еще ра­но, но мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что для Че­ля­бин­ска Тать­я­на Ва­силь­ев­на, уч­ре­ди­тель и рек­тор ЧГИ, уже ста­ла зна­ко­вой фи­гу­рой, бла­го­да­ря сво­ей бла­го­род­ной и бла­го­дар­ной дея­тель­но­сти.

В по­след­ние го­ды мне не раз при­хо­ди­лось бы­вать в этом ин­сти­ту­те. Я ста­ла сви­де­тель­ни­цей то­го, как из строи­тель­но­го хао­са вы­рас­та­ло не­обыч­ное зда­ние, как его сте­ны пре­вра­ща­лись в ху­до­же­ст­вен­ные га­ле­реи, а ко­ри­до­ры – в по­диу­мы, на ко­то­рых бо­гем­но­го ви­да мо­ло­дежь уст­раи­ва­ла свои по­ка­зы... При­зна­юсь, ви­дя яр­ко и по-на­стоя­ще­му стиль­но, не­по­вто­ри­мо оде­тых сту­ден­ток, я все­гда ощу­ща­ла лег­кую за­висть. Есть что-то при­тя­га­тель­ное в этом ин­сти­ту­те, по­то­му что, не­смот­ря на всю свою со­вре­мен­ность, он не­сет в се­бе не­что ос­но­ва­тель­ное, из­веч­ное, доб­рот­ное.

Не со­мне­ва­юсь, что 25 ян­ва­ря – день сту­ден­та и день свя­той Тать­я­ны – сту­ден­ты ЧГИ от­ме­ча­ют осо­бен­но тор­же­ст­вен­но, ведь в их alma mater это двой­ной празд­ник.


«Я не всегда собиралась становиться преподавателем. После школы поступала на факультет журналистики МГУ. Я ведь в школе много писала, была редактором школьной ежедневной газеты. А еще раньше хотела быть капитаном дальнего плавания – Джека Лондона всего в детстве перечитала, вела специальную тетрадку-словарь морских терминов... В МГУ провалилась (тогда школьников туда вообще не брали) и поступила в наш пед на исторический факультет. А потом вышла замуж, родила ребенка – в 18 лет! И все, уехать из Челябинска уже не могла... Но я ни о чем не жалею, все логически сложилось... Вы «Алхимика» читали? На меня так повлияли его философские установки! Я поняла, что мне всегда в жизни помогало. Когда я чего-то очень сильно желала, мне помогала вся Вселенная. И в самых тупиковых ситуациях мне все равно везло».


– Тать­я­на Ва­силь­ев­на, ка­кие чув­ст­ва Вы ис­пы­ты­вае­те се­го­дня, ко­гда ог­ля­ды­вае­тесь на Ваш вуз, Ва­ше де­ти­ще?


– Ка­кие чув­ст­ва... Ино­гда я очень удив­ля­юсь, что это во­об­ще по­лу­чи­лось. Пер­во­на­чаль­но, в 91-ом го­ду, у ме­ня бы­ла за­дум­ка от­крыть не­боль­шие кур­сы для де­ву­шек – ма­лень­кую шко­лу ти­па пан­сио­на бла­го­род­ных де­виц. Я да­же и пред­по­ло­жить не мог­ла, что все пе­ре­рас­тет в та­кое ог­ром­ное де­ло, в боль­шой вуз. По­это­му сей­час ино­гда, гля­дя на все со сто­ро­ны, я ду­маю: это я сде­ла­ла или не я? До­воль­но стран­ное та­кое чув­ст­во. А еще это, на­вер­ное, чув­ст­во ра­до­сти. Я не хо­чу ска­зать «гор­до­сти» – чем же тут гор­дить­ся? Де­ло сде­ла­но, и сла­ва Бо­гу. Ка­ж­дый день в ин­сти­ту­те при­но­сит ра­дость, но­вые идеи. Здесь все вре­мя что-то про­ис­хо­дит. Ино­гда я ду­маю: мо­жет быть все, стоп? Мы уже сфор­ми­ро­ва­ли кон­цеп­цию, у нас есть ус­то­яв­шие­ся спе­ци­аль­но­сти, мож­но про­сто ра­бо­тать и по­жи­нать пло­ды. Но это, ока­зы­ва­ет­ся, так скуч­но! А я се­бе уст­рои­ла та­кую ин­те­рес­ную жизнь! До это­го у ме­ня бы­ла обыч­ная пре­по­да­ва­тель­ская ра­бо­та, дис­сер­та­ция... Все бы­ло так, как у всех. Ес­ли бы в один мо­мент ме­ня не оза­ри­ло, для ме­ня так бы и про­дол­жа­лись те труд­ные вре­ме­на, ко­гда пре­по­да­ва­те­ли сто­на­ли, жи­ли без зар­пла­ты, а во­круг все раз­ва­ли­ва­лось.

– Вы пом­ни­те этот мо­мент оза­ре­ния?


– Не мо­гу ска­зать, что это про­изош­ло в один мо­мент, или во сне при­сни­лось, как таб­ли­ца Мен­де­лее­ва. Ко­гда на­ча­лась пе­ре­строй­ка, я очень по­зи­тив­но ее вос­при­ня­ла. Мы на­ча­ли го­во­рить и чи­тать о та­ких ве­щах, о ко­то­рых рань­ше и пред­став­ле­ния не име­ли! И это все я мог­ла об­су­ж­дать со свои­ми сту­ден­та­ми. Я убе­ж­да­ла их: «Ре­бя­та, сей­час от­кры­ва­ют­ся та­кие воз­мож­но­сти реа­ли­зо­вать се­бя! Мы ста­но­вим­ся сво­бод­ны­ми людь­ми!»


Я ни о чем не жалею. Иногда думаю: Господи, а если бы я поступила на журналистику? Была бы какойнибудь рядовой журналисткой, гоняли бы меня по сельским районам за заметочками на противные темы...


– И са­ми се­бя убе­ди­ли...

– И са­ма на­ча­ла за­ду­мы­вать­ся: а что я мо­гу? Я за­кон­чи­ла ис­то­ри­че­ский фа­куль­тет на­ше­го пед­ву­за, три го­да от­ра­бо­та­ла в шко­ле, по­том пре­по­да­ва­ла в ву­зах... И я по­ня­ла, что смо­гу реа­ли­зо­вать се­бя толь­ко в том, что умею – в пе­да­го­ги­ке, в об­ра­зо­ва­нии. А по­сколь­ку я ис­то­рик, ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ла те­ма жен­ско­го до­ре­во­лю­ци­он­но­го об­ра­зо­ва­ния... В 90-е го­ды на­чал­ся та­кой куль­тур­ный бес­пре­дел, что я ви­де­ла толь­ко один путь в воз­ро­ж­де­нии ду­хов­но­сти – в вос­соз­да­нии до­ре­во­лю­ци­он­ной мо­де­ли, со­вме­щаю­щей об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние: в на­шем кол­лед­же «Ари­ад­на» де­вуш­ки за­ни­ма­лись ино­стран­ным язы­ком, изу­ча­ли ми­ро­вую дет­скую ли­те­ра­ту­ру (мы це­ле­на­прав­лен­но го­то­ви­ли гу­вер­нан­ток), дет­скую пси­хо­ло­гию, ру­ко­де­лие, ку­ли­на­рию... Но жизнь все вре­мя вно­си­ла свои кор­рек­ти­вы: в Че­ля­бин­ске, в от­ли­чие, на­при­мер, от Мо­ск­вы, гу­вер­нант­ки ока­за­лись не вос­тре­бо­ва­ны. А по­том де­воч­ки, ко­то­рые за­кон­чи­ли у нас кол­ледж, ска­за­ли: хо­тим по­лу­чать у вас выс­шее об­ра­зо­ва­ние! Вот так мы про­ли­цен­зи­ро­ва­ли про­грам­му выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния – сна­ча­ла поя­вил­ся фа­куль­тет пси­хо­ло­гии, по­том дру­гие спе­ци­аль­но­сти, ко­то­рые мы со­чли ин­те­рес­ны­ми – эко­но­ми­ка, ди­зайн... А вско­ре при­шлось от­ка­зать­ся и от кон­цеп­ции чис­то жен­ско­го ву­за – к нам ста­ли при­хо­дить та­лант­ли­вые юно­ши обу­чать­ся ди­зай­ну.

– С пер­во­го же взгля­да в ин­сти­ту­те удив­ля­ет ат­мо­сфе­ра до­маш­не­го ую­та, се­мей­ст­вен­но­сти. Это след­ст­вие то­го, что рек­тор – жен­щи­на? Как вы вы­страи­вае­те эту ат­мо­сфе­ру?

– Это не по­то­му, что рек­тор – жен­щи­на. Я бы­ла и в дру­гих ву­зах, где рек­тор жен­щи­на, но там нет та­кой ат­мо­сфе­ры. Это то­же бы­ло ча­стью кон­цеп­ции – мне хо­те­лось соз­дать вуз, ко­то­рый стал бы для всех до­мом. Да­же ко­гда мы на­хо­ди­лись еще в ста­ром зда­нии дет­ско­го са­да, мы са­ми клеи­ли обои, не­сли ту­да цве­ты... А еще де­ло в том, что вуз ни­ко­гда не был и не бу­дет боль­шим, мы не стре­мим­ся на­брать как мож­но боль­ше сту­ден­тов. При­хо­дят к нам но­вые пре­по­да­ва­те­ли на ра­бо­ту или сту­ден­ты, мы все­гда го­во­рим: доб­ро по­жа­ло­вать в на­шу се­мью! А ес­ли это се­мья, дом, то об­ста­нов­ка долж­на быть со­от­вет­ст­вую­щая.

– Ес­ли в обоб­щен­ном ви­де пред­ста­вить ста­нов­ле­ние ин­сти­ту­та, это бу­дет по­сто­ян­ное пре­одо­ле­ние труд­но­стей или, на­обо­рот, путь, где вы встре­ча­ли толь­ко по­ни­ма­ние, одоб­ре­ние и под­держ­ку?

– Бы­ло и то, и дру­гое. Но я вам так ска­жу: к нам вла­сти, пре­ж­де все­го ми­ни­стер­ст­во об­ра­зо­ва­ния, все­гда нор­маль­но от­но­си­лись. По­мо­гать по­на­ча­лу нам бы­ло не в чем – я ни ко­пей­ки бюд­жет­ных де­нег ни ра­зу не про­си­ла и не име­ла ни ра­зу. В этом пла­не мы ни от ко­го ни­ко­гда не за­ви­се­ли, и нам ни в чем не пре­пят­ст­во­ва­ли. По­мощь ста­ла при­хо­дить по­том, ко­гда мы уже на­ча­ли при­но­сить го­ро­ду сла­ву, ко­гда ру­ко­во­ди­те­ли го­ро­да и об­лас­ти ста­ли от­да­вать к нам сво­их де­тей, ко­гда у нас поя­ви­лась проч­ная ре­пу­та­ция. На­при­мер, нам от­да­ли эту не­за­вер­шен­ку под зда­ние ин­сти­ту­та, на­шим сту­ден­там да­ва­ли пра­во на льгот­ный про­езд в от­ли­чие от дру­гих ком­мер­че­ских сту­ден­тов. По­то­му что вла­сти по­ня­ли, что здесь не хал­тур­щи­ки ра­бо­та­ют. И я очень бла­го­дар­на всем, кто нам на раз­ных эта­пах по­мо­гал: где-то до­б­рым сло­вом, где-то под­пи­сью...

– На­вер­ня­ка у Вас есть свой сек­рет, как при­влечь на свою сто­ро­ну еди­но­мыш­лен­ни­ков?

– Вы знае­те, ни­че­го осо­бен­но­го. Че­ст­но го­во­ря, у ме­ня есть один не­дос­та­ток, ко­то­рый я очень хо­ро­шо осоз­наю, и я с ним жи­ву: я не умею ни­че­го про­сить, и это все зна­ют. Я очень обид­чи­вая, и ес­ли мне ска­жут «нет», я раз­во­ра­чи­ва­юсь и ухо­жу. И по­том уже ни­ко­гда не смо­гу вто­рой раз встре­тить­ся с этим че­ло­ве­ком, что­бы по­ста­рать­ся убе­дить его. Как у Бул­га­ко­ва: «Ни­ко­гда ни­че­го не про­си­те».

– Мо­жет быть, де­ло в ва­шей ко­ман­де? Вы все вре­мя го­во­ри­те «мы», а кто за этим сто­ит?

– Лю­дей ря­дом я под­би­ра­ла очень скру­пу­лез­но. Вы толь­ко пред­ставь­те се­бе: 91-ый год, еще ни­кто ни­че­го не зна­ет, нет да­же за­ко­на о ча­ст­ном об­ра­зо­ва­нии. Ко­гда я на­ча­ла при­гла­шать к се­бе лю­дей, все боя­лись – бро­сить го­су­дар­ст­вен­ный вуз и уй­ти ку­да-то в не­из­вест­ность! Мы же во­об­ще бы­ли пер­вые в го­ро­де на рын­ке ча­ст­ных учеб­ных за­ве­де­ний! И те лю­ди, ко­то­рые то­гда по­ве­ри­ли в идею, вме­сте со мной раз­ра­ба­ты­ва­ли пла­ны, до сих пор ра­бо­та­ют со мной – боль­шая часть мо­ей ко­ман­ды со­бра­лась имен­но то­гда. И я ни­ко­гда в жиз­ни с ни­ми не рас­ста­нусь, да они и са­ми не за­хо­тят.

– То есть те­ма пре­да­тель­ст­ва и не­ло­яль­но­сти для Вас со­вер­шен­но не ак­ту­аль­на?

– В ко­ман­де мо­ей, ко­неч­но, нет. Этим лю­дям я до­ве­ряю на сто про­цен­тов. Хо­тя мне все вре­мя го­во­рят, что ни­ко­му нель­зя до­ве­рять на сто про­цен­тов, я до­ве­ряю. И по­ка не оши­ба­лась. Ко­ман­да, ко­то­рая со­став­ля­ет кос­тяк ин­сти­ту­та, – это не толь­ко пе­да­го­ги и пер­вые мои за­мес­ти­те­ли. Это и вах­те­ры, и ра­бо­чие, и шо­фе­ры... У нас есть не­сколь­ко об­щих празд­ни­ков в го­ду. Но­вый год, на­при­мер, у нас при­хо­дит от­ме­чать во­об­ще весь кол­лек­тив штат­ных ра­бот­ни­ков, все 150 че­ло­век. И на этих ве­че­рах ви­дишь, на­сколь­ко лю­ди уже близ­ки: зна­ют, у ко­го что про­ис­хо­дит, кто из род­ст­вен­ни­ков же­нил­ся, кто за­бо­лел... Я взгля­ну на них со сто­ро­ны – все ве­се­лят­ся, а у ме­ня ком к гор­лу, я ду­маю: не­у­же­ли так мо­жет быть? Смот­рю на них и по­ни­маю, как я всех их люб­лю, как они мне до­ро­ги... Я ду­маю, от­но­ше­ние к те­бе за­ви­сит от то­го, как ты сам к лю­дям от­но­сишь­ся, от то­го, что ты сам хо­чешь уви­деть – ли­бо хо­ро­шее, ин­те­рес­ное, но­вое, ли­бо пло­хое, и то­гда ты его все­гда най­дешь, прав­да? Ино­гда бы­ва­ет дос­та­точ­но од­но сло­во во­вре­мя ска­зать, и че­ло­век про­сто дру­гим ста­но­вит­ся.

– Ка­ким вы ви­ди­те свой ин­сти­тут че­рез 10-20 лет?

– Да та­ким же хо­ро­шим. Воз­мож­но, еще но­вые спе­ци­аль­но­сти от­кро­ют­ся. По­стро­ит­ся но­вое зда­ние, у нас там рос­кош­ный бу­дет бас­сейн – ла­гу­на с зе­ле­ны­ми ост­ров­ка­ми... Еще хо­те­лось бы свое об­ще­жи­тие по­стро­ить, хо­тя, ко­неч­но, оно бу­дет по-дру­го­му на­зы­вать­ся. Хо­чет­ся пе­ре­вес­ти ино­го­род­них сту­ден­тов на пол­ный пан­си­он, как на За­па­де, что­бы лю­ди жи­ли в нор­маль­ных ус­ло­ви­ях. Се­го­дня мы прин­ци­пи­аль­но не арен­ду­ем ни у ко­го об­ще­жи­тия, по­то­му что от­да­вать ту­да де­тей – толь­ко пор­тить. Ну а в це­лом, я ду­маю, ин­сти­тут бу­дет раз­ви­вать­ся в на­прав­ле­нии ме­ж­ду­на­род­ных свя­зей. Не по­то­му, что мы хо­тим го­то­вить на­ших спе­циа­ли­стов для ра­бо­ты за гра­ни­цей, ко­неч­но нет. Мы хо­тим, что­бы они ра­бо­та­ли в Рос­сии, но на­ря­ду с на­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, ко­то­рое в прин­ци­пе не­пло­хое, по­лу­чи­ли бы и все те пре­иму­ще­ст­ва, ко­то­рое да­ет об­ра­зо­ва­ние за­пад­ное. Мне хо­чет­ся сде­лать ин­сти­тут не пре­стиж­ным или рес­пек­та­бель­ным – эти сло­ва уже прие­лись, а – мод­ным. Са­мым ин­те­рес­ным, са­мым кра­си­вым.

Ксения Захарова


Все статьи этого номера


Архив по годам: 2006; 2007; 2008; 2009
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта