Вышел специальный выпуск, Михаил Дегтярев, 2009            Вышел новый номер журнала №7 2009                Новая рубрика на сайте - Истории для размышления               В архиве заполнен №7 август за 2008 год               Новые статьи в рубрике Nota bene                       Дарио САЛАС СОММЭР. Иллюзия или реальность?                       Следите за новостями
 
    О журнале     Свежий номер     Авторы     Мероприятия     Архив     WEB     Подписка     Рекламодателю     Новости     Nota bene     Книги     Интересное      


Архив



Владимир Коровин. Риск ради безопасности

Владимир Андреевич Коровин.

Родился в 1951 году в Курганской области. В 1973 году окончил Челябинский политехнический институт. Работал ведущим инженером СКБ «Ротор», старшим научным сотрудником Челябинского филиала «НАТИ». Доктор технических наук. Награжден знаком участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. С 1990 года – генеральный директор научно-производственного предприятия «Резонанс», которое сегодня является одним из основных российских разработчиков и производителей современного электрооборудования для строительно-дорожной, тяговой, сельскохозяйственной и землеройно-транспортной техники и городского электротранспорта. Женат, трое детей. Увлекается радиоспортом.


На­учно-про­извод­ствен­ное предпри­ятие «Ре­зонанс» уже 15 лет соз­дает и про­изводит при­боры, помогающие уве­личить безопас­ность тяжелой дорож­ной и строи­тельной тех­ники. Это элек­тронные аппараты, которые умень­шают чис­ло травм и несча­стных слу­чаев. Но что­бы про­дол­жать заниматься этим без­услов­но бла­город­ным делом, оставаться лидером на рос­сий­ском рын­ке и вый­ти на мировой уро­вень, дирек­тор предпри­ятия Владимир Ан­д­рее­вич Ко­ровин при­дер­живается вовсе не безопас­ной стратегии: «Чтобы добиться цели и быть пер­вым, надо дей­ствовать подоб­но рис­ковому автогон­щику: встре­чая на пути трудность (не важ­но какую – мок­рый асфальт или про­иски кон­курен­тов), не сбавлять ско­рость, а, напро­тив, уве­личивать ее. С любой трудностью мож­но справиться, только идя ей навстре­чу».

О том, что изначально Владимир Ан­д­рее­вич выбрал вер­ную дорогу, говорит и при­зна­ние его детища сильными мира и крупными спе­циа­листа­ми: два­ж­ды «Ре­зонанс» объ­яв­лял­ся луч­шим предпри­ятием Че­лябин­ской облас­ти в сфе­ре про­мыш­лен­ного про­извод­ства. В 2003 году НПП получило «Зо­лотую медаль SPI» француз­ско­го нацио­нального общества под­держки про­мыш­лен­ности как одно из луч­ших предпри­ятий России, а ее основатель и вдохновитель удо­сто­ился чес­ти быть включен­ным в пре­зидентское издание «Лучшие люди России» как «надеж­ный биз­нес-партнер».

Первая высота

Первый раз будущий раз­работ­чик радио­управ­ляе­мых машин и мик­ропро­цес­сор­ных сис­тем автоматическо­го кон­тро­ля уви­дел большие машины в воз­рас­те 9-ти лет: приехал с отцом на телеге в рай­онный центр на станцию и замер: огром­ные поезда, с шумом и гро­хотом сце­п­ляе­мые вагоны, сила и мощь индустрии… Все это так не походило на жизнь в его род­ной дерев­не Староберезово... «На­вер­ное, тогда во мне неосознан­но воз­ник­ло желание быть при­частным к этому…»

Впро­чем, воз­мож­ность «при­чащения» к миру тех­ники и метал­ла была и дома: изред­ка доходили спе­циа­лизирован­ные жур­налы, а из имеющих­ся под рукой про­водов, лам­почек и батареек мож­но было самому спа­ять что-то, что одним дви­жением руки начинало мигать или све­титься! Со­седи и гос­ти дивились маленькому Ку­либину, паяв­шему на печ­ке элек­тро­схе­мы.

Ра­но умер отец. Осиротев­шая семья несколь­ко раз переезжала из одного посел­ка в дру­гой. Сред­нюю и старшую шко­лу Владимир закан­чивал в интер­нате – шко­ла находилась в рай­онном цен­тре, вда­ли от дома.

Во­прос о том, на какую спе­циаль­ность посту­пать в вуз, перед молодым человеком не сто­ял, выбор был сде­лан дав­но. В какой город, в какой инсти­тут – для деревен­ско­го жителя было непринципиаль­но. По­палось на гла­за объ­яв­ление о наборе на при­борострои­тельный факультет ЧПИ. Прекрасно, зна­чит, в Че­лябинск! Знал ли аби­туриент, что ПС в те вре­мена был самым пре­стижным факультетом сильней­шего на Юж­ном Урале политеха? С высочай­шими тре­бованиями к посту­пающим и сту­ден­там? Мо­жет, и не знал. Просто поста­вил перед собой цель. «Я все­гда учился выше среднего, но в отлич­никах никогда не ходил. В середине 9-го класса осознал, что надо посту­пать в инсти­тут, и все­рьез занял­ся уче­бой. За год под­нял успевае­мость на целый балл! Брал вечерами задач­ники и решал все под­ряд. Ни­кто меня не заставлял, не под­тал­кивал». Да, в юности кажет­ся, что для дос­тижения цели не нуж­но ничего, кро­ме соб­ствен­ного упорства.

Свобода как приложение к диплому

Провода, лам­поч­ки, батарей­ки… У выпускника при­борострои­тельного – уже совсем дру­гие игруш­ки: спецзаказы для обо­рон­ной про­мыш­лен­ности, потом – раз­работ­ка радио­управ­ляе­мого трактора. Обыч­но люди подоб­ного рода занятий выбирают себе про­тивополож­ное хоб­би – рыбал­ка, ого­род… Владимир Ан­д­рее­вич не изменил сво­ему дет­ско­му увлечению, только теперь он уже не про­сто собирал при­емники. На факультете был клуб радио­любителей-корот­ковол­новиков, своя радио­станция. В то вре­мя, когда зарубеж­ные радио­станции глу­шились в совет­ском эфире, самодельной антен­ной мож­но было «при­тянуть» и «Го­лос Америки», и «Би-Би-Си». По­том были и меж­дународ­ные сорев­нования сре­ди корот­ковол­новиков. О сво­их луч­ших дос­тижениях Владимир Ан­д­рее­вич с гор­достью вспоминает до сих пор: пятое место в пер­вен­стве мира, пер­вые мес­та в Азии и СССР в меж­дународ­ных сорев­нованиях. Од­нако главным «при­зом» в этом спорте для него ста­ли все же не медали и куб­ки: «Пред­ставь­те себе человека в совет­ское вре­мя: то нельзя, это нельзя, живешь в этом узком кру­гу, и все. Ра­дио­любительство – это связи со всем миром, это общение. Пред­ставляе­те, что зна­чит сде­лать антен­ну с раз­махом 25 мет­ров и весом в одну тон­ну! Психология такого человека меняется – появ­ляется дух авантюриз­ма, сни­мается зашорен­ность, вос­питывается уме­ние при­нимать решения…»

Во мно­гом именно этот авантюризм вку­пе со сво­бодолюбием помог­ли кан­дидату, а вскоре и док­тору тех­нических наук Ко­ровину в 1990 году отпра­виться в вольное пла­вание по неизведан­ным про­сто­рам перестроечного биз­неса: «За­хотелось делать что-то новое, самостоятельное. Ко­гда работаешь в рам­ках одной струк­туры, все­гда есть ограничения, а на сво­ем предпри­ятии ты сво­боден в выборе и можешь реа­лизовывать любые про­екты без чье­го-либо раз­решения. Для человека творческо­го это очень большой плюс».

Долг - значит судьба

По­следние выход­ные апреля 1986 года Владимир Ан­д­рее­вич про­вел с семьей в гос­тях в дру­гом городе. На­учный сотрудник лаборатории автоматики Че­лябин­ско­го филиа­ла На­учно-иссле­довательско­го трактор­ного инсти­тута вер­нул­ся домой только в 11 вечера. Со­седи рас­ска­зали, что за ним три­ж­ды при­ходили, что­бы срочно увезти на работу. Ка­кая еще срочная работа? За поч­ти десять лет работы на обо­рон­ном предпри­ятии ни разу не было, что­бы надо было ночью куда-то срочно выезжать. Днем-то еще понят­но. А тут гра­ж­дан­ский НИИ… В общем, Ко­ровин не поверил и пошел спать.

Но через час его раз­будил не будильник, а зво­нок в дверь: собирай­тесь, вам предсто­ит коман­диров­ка. В подоб­ных ситуа­циях вопрос «куда» задавать не при­нято. «В инсти­туте мы с кол­легами уви­дели газету с кра­теньким сообщением об ава­рии в Чернобыле. И начали догадываться, куда нас собирают­ся отпра­вить».

Ка­тастрофа в Чернобыле заста­ла вла­сти врасплох: пар­тий­ное руководство не мог­ло договориться с военным, и никто тол­ком не знал, что делать. Солдаты, которых бро­сили на уборку радио­актив­ного «мусора», зна­ли только одну реакцию на коман­ду «местность заражена»: быстро надеть про­тивогаз. Не­сколь­ко поездок на бро­нирован­ной инженер­ной машине – и экипаж получив­ших пре­дельно допус­тимую дозу сол­дат меняется на новый. Не­сколь­ко смен – и исправная, рабочая тех­ника отправляется на ого­рожен­ное колючей про­волокой кладбище машин: насобирав на гусеницы излучающее топ­ливо, машина с облучен­ным метал­лом уже сама начинает излучать.

«Са­мое яр­кое мое впе­чат­ление о той коман­диров­ке: едешь в бро­нетранс­пор­тере по городу, смотришь в иллюминатор – а на ули­це рай зем­ной! На­чало мая, на Ук­раи­не все цве­тет, зелень кру­гом, теп­ло, светло, на бал­конах белье висит, пелен­ки-рас­пашон­ки… И вокруг – ни души. Это потрясает».

В этой сюр­реа­листи­ческой, невоз­мож­ной ситуа­ции люди вели себя по-раз­ному. Один из начальников сбе­жал оттуда сра­зу же. От­дельные дозимет­ристы, луч­ше всех осознавав­шие незри­мую и неощу­тимую смерть, царив­шую на «объ­екте», порой со всех ног убе­гали, как только видели, что стрел­ка дозимет­ра зашка­ливает. Но было мно­го сме­лых и ответ­ствен­ных людей, порой даже пре­неб­регав­ших опасностью – обста­нов­ка того тре­бовала. Один из дозимет­ристов спо­кой­но закатав рукава, снял пробник дозимет­ра с двухмет­ровой штанги, голыми руками положил его на гусеницу трактора, поперек­лючал и объ­явил: «700 рентген». В переводе на человеческую жизнь это означает: десять минут нахож­дения рядом с машиной, и лучевая болезнь обеспечена.

«Ко­неч­но, я соз­навал опасность, которой мы под­вер­гались в Чернобыле. Не знаю почему, но мне не было страш­но. И я не хотел оттуда поско­рее уехать. Хо­телось сна­чала сде­лать что-то стоящее. Ка­ж­дому в жиз­ни предсто­ит что-то сде­лать, что-то испол­нить. Это был мой долг, моя судьба».

Для поражен­ной радиа­цией местности радио­управ­ляе­мые тракторы, в раз­работ­ке которых уча­ствовал и Владимир Ан­д­рее­вич, ока­зались самой под­ходящей тех­никой – они мог­ли работать в чудовищ­ных условиях Чернобыля. Но… слишком мало их было в то вре­мя – они не сде­лали того, что мог­ли бы сде­лать, если бы их про­извод­ство было поставлено на поток. А для этого одного эн­тузиазма их соз­дателей было недос­таточ­но.

Идей­ный руководитель

К кон­цу перестрой­ки у сотрудника ЧФ «НАТИ» уже не осталось иллюзий относительно того, насколь­ко государ­ству нуж­ны научные иссле­дования и про­мыш­лен­ные раз­работ­ки. А Ко­ровина перепол­няли идеи из облас­ти автоматическо­го управ­ления и измерительной тех­ники. Пример­но тогда же вышло поста­нов­ление Со­вета Ми­нистров СССР «О мерах по раз­витию малых предпри­ятий». По­казалось, что все очень лег­ко и про­сто – назвать­ся малым предпри­ятием и начать раз­работ­ку идей, которым уже никто и ничто не помешает, быть самому себе хозяи­ном и отцом новых кон­струк­ций и новых изо­бре­тений. Фи­нан­совых затрат это не тре­бовало, ведь для про­ектирования нужен только кульман да каран­даш, а для эксперимен­тальной про­вер­ки дос­таточ­но имеющей­ся дома аппаратуры радио­любителя. К тому же был опыт, были дру­зья-еди­номыш­лен­ники, была арендован­ная ком­ната в сте­нах «НАТИ»… Бы­ло все – только дей­ствуй, если зна­ешь что делать и как делать, и успех обеспечен!

И вот недав­но образован­ное МП «Ре­зонанс» раз­работало элек­тронный счетчик элек­тро­энер­гии, запатен­товало изо­бре­тение; маленькая организация сумела заключить договор с большим под­мос­ков­ным заводом на крупносерий­ное про­извод­ство – «Ре­зонан­су» полагались отчис­ления с про­дажи каж­дого счетчика. Не­у­жели вот оно – уда­ча, деньги, успех? Еще немно­го – и деньги потекут рекой, а потом и новые заказы, и воз­мож­ности…

А завод про­сто не стал пла­тить при­читающие­ся про­цен­ты. И подавать в суд на государ­ствен­ный гигант маленькому, вче­ра образовав­шемуся частному предпри­ятию было бес­полез­ной тра­той средств (которых к тому же не было). В то вре­мя Владимир Ан­д­рее­вич час­то занимал деньги у род­ствен­ников, что­бы выпла­тить сво­им людям зар­пла­ту.

Пришлось при­знать, что лег­кий и кра­сивый путь чис­тых раз­работок ока­зал­ся оши­боч­ным. Са­ми обстоятельства заста­вили Ко­ровина заняться еще и про­извод­ством при­боров по сво­им раз­работ­кам. А соб­ствен­ные убе­ж­дения не позво­лили пой­ти по дру­гому лег­кому пути – перепро­давать сопут­ствующие товары и таким образом жить немно­го «богаче». «Как только появ­ляют­ся лег­кие деньги, уби­вают­ся тяжелые – уми­рает идея. За­чем инженеру месяц кор­петь над про­ектом за 100 руб­лей, когда одна ком­мер­ческая сделка может при­нес­ти сра­зу 200?» Владимиру Ан­д­рее­вичу нетрудно было устоять перед этим соблазном, потому что еще не имея большого предпри­нимательско­го опы­та, он уже знал: если в основу про­извод­ства поставлено не получение доходов, а полез­ность дела, то в при­быльности такого предпри­ятия сомне­ваться не при­ходит­ся. «Прак­тика и вре­мя показали, что мы были пра­вы: те ком­мер­ческие предпри­ятия, которые только тор­говали близкими нам товарами, дав­но пре­кра­тили свое существование, а мы как жили, живем и раз­виваемся».

Из малого предпри­ятия в три человека «Ре­зонанс» дав­но уже пре­вра­тил­ся в ком­панию, где работает больше сот­ни сотрудников. Ка­ж­дый год уве­личивается объ­ем про­извод­ства. Ка­жет­ся, что нуж­ные шаги в управ­лении предпри­нимают­ся сами по себе, а вер­ные решения при­ходят к руководителю интуи­тив­но одно за дру­гим. Од­нако в ответ на вопрос «С какими трудностями вам при­ходилось сталкиваться?» и ген­дирек­тор Владимир Ко­ровин, и его замес­титель Константин Ко­ровин-младший в один голос вос­кликнули: «По­чему при­ходилось? Они и сей­час есть!» Сказано это было с таким эн­тузиазмом и даже азартом, что сомне­ний не осталось: «Ре­зонанс» справит­ся с любой задачей. Трас­са опять ста­ла скользкой и опасной, но гон­щик без страха давит на газ. По­ра опять раз­гоняться, что­бы в оче­ред­ной раз доказать всем свою пра­воту. Да и какой же рус­ский не любит быстрой езды?

Ксения Захарова



Все статьи этого номера


Архив по годам: 2006; 2007; 2008; 2009
  Бизнес-наукаБизнес-психологияБизнес и духовностьБизнес-стиль
 


 
Карта сайта